политика, экономика, компромат

   16+ | 

Редакция

 | 

Блоги

 | 

Форум

 | 

Папарацци


Новости

»

«Эвалар» против здоровья людей


»

Ольхович Евгений Александрович и Павел Ливинский мутили аферы в ПАО Россети


»

Воробьёв “пикирует” на Питер


»

Как Сергей Тен сделал Сергею Петрову дыру. В бюджете Ангарска


»

Чего не сделаешь за два миллиона евро?


»

Кокаиновые ноздри Антона Алиханова


»

Коммунистические офшоры


»

Золотые дети Леонида Калашникова


»

Дальнейшие похождения «трудного ребёнка» Никиты Михалкова


»

Воров в законе начали лишать регалий


»

Возражения профессору-энциклопедисту


»

Щупальца коррупционного спрута


»

В России протестируют новую систему оплаты труда педагогов


»

Квартира дочери депутата Госдумы Елены в Бергамо за €250 тыс.


»

Ставропольские чиновники утопили под следствием друг друга


»

Imperial & Legal мошенники


»

Песков назвал тему встречи Путина и Лукашенко


»

Рюмин, Муров и Ливинский. Бермудский треугольник проблемных «Россетей»


»

Политолог Эйнарс Граудиньш рассказал о российской «Тихановской» и будущем мира


»

Опубликован список пострадавших при взрыве в жилом доме в Подмосковье



Персоналии

 

F

 

А

 

Б

 

В

 

Г

 

Д

 

Е

 

Ж

 

З

 

И

 

Й

 

К

 

Л

 

М

 

Н

 

О

 

П

 

Р

 

С

 

Т

 

У

 

Ф

 

Х

 

Ц

 

Ч

 

Ш

 

Щ

 

Э

 

Ю

 

Я

 


Бортников вернулся на тамбовский след в убийстве Старовойтовой


29.04.2021 09:31

«Жирную точку» в этом деле обещал поставить директор ФСБ Александр Бортников ещё в декабре 2019-го, в годовщину создания ЧК. А сейчас в Петербург вновь этапировали бывшего «ночного губернатора» города Владимира Барсукова (Кумарина). Лидер «тамбовского» ОПС прибыл в Петербург по этапу из колонии в Кировской области 10 июня. Его адвокаты считают, что привезли его с единственной целью: ознакомить с материалами уголовного дела об убийстве Галины Старовойтовой.

Все, кроме заказчика


…Депутат Госдумы от «Демократической России» Галина Старовойтова была убита в ноябре 1998 года в Санкт-Петербурге в подъезде собственного дома, тогда же был тяжело ранен её помощник Руслан Линьков. В июне 2005-го Городской суд Петербурга вынес приговор исполнителям убийства и организатору — бывшему прапорщику ГРУ, а на момент преступления — директору охранного предприятия «Благоверный князь Александр Невский» Юрию Колчину. Он какое-то время числился помощником коллеги Старовойтовой — депутата Госдумы Михаила Глущенко. Он же возил Глущенко как шофёр. А ЧОП находился в одном здании с общественной приёмной депутата.


Так в деле появилась фамилия Глущенко. Поскольку тот прошел в Думу по спискам ЛДПР, а до этого числился помощником лидера партии Владимира Жириновского. Обсуждались и его партийная принадлежность, и взгляды жертвы. «ЛДПР была главным врагом Галины Старовойтовой, им выгодна была её смерь», — утверждала в суде жена мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака Людмила Нарусова, намекая на самого лидера партии как на заказчика.


Но дальше дело в этом направлении не пошло. Суд допросил Владимира Жириновского, но Глущенко, спешно уехавшего из страны ещё в 2002-м, вскоре после ареста предполагаемых убийц, даже не объявили в розыск.


В 2005 году суд не только вынес приговор киллерам, но и признал, что убийство Старовойтовой было политическим. Имена политиков, которым оно могло быть выгодно, остались за рамками уголовного дела.


Прошло 15 лет. И вот следствие готово назвать нам предполагаемого заказчика — и одновременно объявить, что не было в гибели Галины Старовойтовой, оказывается, никакой политики. Заказал её, верит следствие, лидер «тамбовского» ОПС, бывший «ночной губернатор» и «крестный отец» Петербурга Владимир Барсуков, урожденный Кумарин.


Трудно представить, что могло связывать Барсукова в 1998 году с Галиной Старовойтовой. Зато он был давно и прочно связан с Михаилом Глущенко: с начала 1990-х депутат от ЛДПР считался активным и очень авторитетным членом сообщества «тамбовских», его называли правой рукой Барсукова. Фамилию бывшего патрона как заказчика убийства назвал следствию именно он. Для тех, кто хоть немного знаком и с уголовным делом, и с реалиями Петербурга конца 1990-х, это стало неожиданностью.


Правая рука


Владимир Кумарин родился в селе Александровка Тамбовской области, а в Ленинград приехал после армии в 1976 году, чтобы поступить в институт по «армейской» льготе, у него была прекрасная характеристика из Вооруженных сил. Поступил в Институт точной механики и оптики, но не окончил его. Подвернулась более денежная профессия — вышибала в элитном кафе.


Михаил Глущенко, приехавший в Ленинград из Алма-Аты в 1982-м, поступил в вуз (Институт холодильной промышленности) тоже по льготе, только спортивной, — он был мастером спорта международного класса по боксу. Вузам тогда было выгодно иметь среди студентов спортсменов такого класса, поэтому в ректорате закрыли глаза на недавнюю, 1979 года, судимость абитуриента за групповое изнасилование несовершеннолетней. В колонию тогда боксёр не попал, он прошел принудительное лечение в психиатрической больнице, а потом сразу отправился получать высшее образование.


В 1985 году Кумарин попал в колонию за незаконное хранение оружия и подделку документов. Через два года он вышел на свободу, а там уже вовсю расцветало кооперативное движение. И формировалось рэкетирское. Слово «крыша» обрело новый смысл. Её уже не строили, а давали кооператорам молодые спортивные люди, организованные часто по принципу землячества.


И вокруг Кумарина, вернувшегося из колонии с криминальными связями, стала формироваться «группа по интересам». С лёгкой руки тележурналиста Александра Невзорова её потом назовут «тамбовской».


«Невзоров начал выпускать репортажи об ужасных «тамбовцах» — для нас это реклама была, — говорил потом об этом сам Кумарин. — Вот все к нам и полезли сразу. Хотя не скрою, некоторых и хитростью заманивать приходилось». Уроженцев Тамбовщины в группировке собралось немного, основной боевой силой стали спортсмены. Их набирал как раз Глущенко, который в своём вузе тренировал студентов.


Потом пошли криминальные войны. В июне 1993 года на Кумарина покушались, он был тяжело ранен. К нему в больницу приехал Глущенко и накинулся на врачей, размахивая пистолетом: «Или Вова будет жить, или ваши мозги окажутся на стенах…» Месяц Кумарин провел в коме, ему ампутировали руку, два года он потом лечился в Германии и Швейцарии. В обезглавленной группировке начались разброд и шатание.


Вернулся лидер другим человеком.


Он понял, что время «крыш» уходит, зарабатывать надо легальным бизнесом. Или почти легальным.


Как раз в это время он взял фамилию жены и стал Барсуковым.


Легализация совмещалась с наведением порядка в пошатнувшейся империи, и вот тут Глущенко стал уже не только в переносном, но и практически в прямом смысле правой рукой патрона, носившего теперь пустой правый рукав.


«Тамбовские» устремили взгляды в сторону энергетического рынка, который надо было подмять под себя. Это им удалось, Барсуков стал топливным королем на Северо-Западе, контролировал сеть заправок «Петербургской топливной компании» (ПТК), которая начала регулярно выигрывать тендеры на автобусные перевозки в городе. Обзавелся ресторанами и ночными клубами. Создал себе в Петербурге маленькую империю. В коммерческие структуры, прямо или косвенно связанные с Барсуковым, стали набирать уже не спортсменов, а бывших и действующих силовиков и чиновников.


Лидера «тамбовских» чаще называли уже не «крестным отцом», а «ночным губернатором». Как раз на период бурной и не всегда мирной легализации «тамбовских» приходится убийство Галины Старовойтовой.


«Ночной губернатор»


Со временем у Барсукова не осталось равнозначных противников в городе, где он, конечно, не царствовал, но в известной мере правил. Он щедро занимался благотворительностью, причём с особым прицелом — помогал церкви. Говорили, что именно он, например, оплатил великолепную подсветку Казанского собора. Ещё в прессе сообщали о щедрых пожертвованиях в копилку «Единой России». В общем, связи с властями он старался подпитывать — как с земными, так и с небесными. Люди попроще рассказывали, что можно было запросто прийти к Барсукову в один из его ночных клубов, пожаловаться на беду или попросить денег — и он с удовольствием выступал в роли доброго волшебника.


За такое могущество его и стали называть «ночным губернатором» Петербурга. Конкурентов по влиянию у него оставалось все меньше и меньше. Самый заклятый из них, лидер «синих» (приверженцы «воровской» идеи) Константин Яковлев по прозвищу Могила в 2003 году был убит в Москве, и многие деятели его бизнес-империи органично перешли к «тамбовским». «Ночной губернатор» с удовольствием вживался в роль тихого, хоть и очень богатого пенсионера, мирного рантье. Во всяком случае, он изо всех сил поддерживал такое впечатление о себе. Но пока он думал, что прикупает себе новых влиятельных друзей, распадались старые связи и появлялись ещё более влиятельные новые враги.


Смольный, где хозяйкой в 2003-м стала Валентина Матвиенко, не был в восторге от того, что имеется ещё и «ночной губернатор», но активно противодействовать Барсукову не рисковал. А может, практика «целевых» уголовных дел с заранее известным результатом не была налажена.


Позже, когда тучи над Барсуковым совсем сгустятся, появится ещё одна легенда: дескать, в начале 2007 года к нему приехал представитель одной очень крупной нефтяной компании, которая славится любовью к поглощению новых активов. Предложил продать весь бизнес, в частности — ПТК с сетью АЗС и контрактами на автобусные перевозки в городе, за весьма серьёзные деньги, а потом валить из страны. Неизвестно, сколько правды в этих рассказах, но после 2007 года некоторые заправки ПТК торгуют бензином под вывесками «Роснефти».


Может, Барсуков переоценил свою влиятельность. А может, у него были другие причины, чтобы с родиной не расставаться. Но продавать бизнес он отказался. Ошибку свою понял уже весной 2007-го.


Спецназ и тапки


В мае 2007 года в Петербурге произошла громкая история, подоплека которой до сих пор остается загадкой. Неизвестные похитили у ничем не примечательной семьи Бородулиных дочку Сашу и сына Диму и потребовали выкуп — 10 миллионов евро. У родителей таких денег не было.


Агентство журналистских расследований (АЖУР) предложило награду за любую информацию о детях — 100 тысяч долларов. Похитители вышли на директора АЖУРа Андрея Константинова, сумму выкупа удалось снизить до миллиона, хотя для семьи это ничего не меняло, таких денег у них все равно не было. Прокуратура метала громы и молнии, генпрокурор Юрий Чайка трижды взывал к преступникам, обещая всякие кары, но те и ухом не вели.


И тут в дело вступил пенсионер Владимир Барсуков. Через телевидение он выразил готовность заплатить миллион, но только при личной встрече с похитителями.


«Напоследок хочу сказать похитителям, — очень спокойно добавил он. — Красавцы, если вы добровольно отпустите детей, то по закону снимете с себя ответственность за похищение. Если же что-то с детьми произойдет, то вас найдут. Рано или поздно. И я помогу».


В отличие от генпрокурора, Барсуков обратился к похитителям всего один раз. Детей вернули через двое суток без всякого выкупа.


Барсуков привез Сашу и Диму родителям лично. Для прокуратуры это было оглушительной пощечиной, которую не скрыть, потому что вся история освещалась в прессе в режиме нон-стоп. В этот момент не только Петербург должен был вспомнить, кто тут хозяин. Об этом узнала вся Россия.


Заканчивалось лето 2007-го. Во второй половине августа в Петербург прибыл десант из московских следователей и чекистов. Их задачей было блокировать работу местных силовиков, чтоб те и не думали предупредить «ночного губернатора». 22 августа 200 бойцов спецназа, экипированных как для штурма маленького города, вооруженные автоматами, пулеметами и гранатометами, при поддержке четырёх БТР и двух вертолетов пошли на штурм дачного участка в селе Тарховка Ленинградской области. Но штурм захлебнулся…


Ворота были открыты, а навстречу спецназовцам из дома вышел инвалид I группы в футболке с пустым правым рукавом и в тапочках — Владимир Барсуков.


— Он прекрасно знал, кто и когда придёт его задерживать, — рассказал «Новой» адвокат Сергей Афанасьев. — Заранее удалил охрану, чтоб не возникло эксцессов.


Официально Барсуков был арестован по делу о рейдерских захватах. Владельца топливной империи, ресторанов и ночных клубов, магазинов и прочего, состояние которого, по его собственным словам, приближалось к миллиарду евро, обвинили в захватах небольшого магазина и маленького ресторанчика на Невском. Последний принадлежал давней знакомой «дневного» губернатора Валентины Матвиенко.


Базировалось обвинение на показаниях авторитетного предпринимателя Бадри Шенгелии, судимого как раз за рейдерство. Сам Бадри в интервью «Фонтанке» однажды рассказал, как ему угрожали, что лишат в камере инсулина, если он не даст «нужные» показания.


А дальше стало выясняться, что в очень многих уголовных делах, зависших у следствия в последние годы, тоже фигурирует Барсуков. Так, например, с 2005 года у прокуратуры «висело» дело о покушении на давнего знакомого Барсукова — одного из лидеров так называемой группировки братьев Васильевых, входившей в сообщество «тамбовских», старшего из братьев — Сергея. Барсукову вменили этот висяк.


И опять основой дела были показания Бадри Шенгелии: дескать, он лично присутствовал в ночном клубе Барсукова, когда тот во всеуслышание поручал киллеру убить Васильева.


С первого раза Барсукова оправдали присяжные, но прокуратура обжаловала решение суда — и со второй попытки его всё-таки приговорили к 23 годам колонии. Третий приговор он получил в марте 2019-го — за создание преступного сообщества, срок ему увеличили ещё на год. Тут, пожалуй, возразить нечего, разве что опоздал этот приговор лет на двадцать пять.


Висяком оставалось ещё одно громкое дело — об убийстве Галины Старовойтовой. Казалось, что связать его с Барсуковым невозможно, имя лидера «тамбовских» в суде ни разу даже не упоминали. Но в 2009 году в руках у следствия оказался тот, кого заказчиком или как минимум посредником считали больше 10 лет.


Миша


В сообществе «тамбовских» Глущенко носил кличку Хохол и считался очень близким к лидеру человеком. Однако к моменту гибели Галины Старовойтовой он уже заседал в Думе, формально занимал более высокое положение, чем Барсуков, и «правой рукой» мог считаться разве что лидеру ЛДПР, а не ОПС. Приличный человек, политик.


Взяли Глущенко в июне 2009 года без всякой помпы. Из Испании, где он тихо жил с 2002 года, он приехал в Петербург, чтобы поменять российский паспорт с истекшим сроком годности. В паспортном столе 58-го отдела милиции Выборгского РУВД Петербурга к нему подошли несколько человек в штатском — оперативники ФСБ. Предложили проследовать на набережную реки Мойки в Следственный комитет.


Там Глущенко узнал, что его подозревают в преступлении. Об убийстве Галины Старовойтовой речи не шло, ему «предъявляли» организацию тройного убийства на Кипре пятилетней давности. Погибли там авторитетный предприниматель, связанный с «тамбовскими», Вячеслав Шевченко, его партнёр по бизнесу и секретарша.


Но в итоге кипрский эпизод коснулся Глущенко только краешком. Через месяц после его ареста, в июле 2009-го, сестра Галины Старовойтовой Ольга и второй потерпевший Руслан Линьков написали открытое письмо президенту Дмитрию Медведеву, попросив возобновить следствие. Реакции пришлось ждать два года — до октября 2011-го. Все это время Глущенко сидел в СИЗО. В итоге ему вменили только вымогательство «неустановленной суммы» у убитого Шевченко, и в марте 2012-го Куйбышевский суд Петербурга приговорил его к 8 годам колонии.


Предполагалось, что Глущенко сможет выйти на свободу по УДО. При хорошем, разумеется, поведении. В апреле 2014-го он вдруг признался: да, принимал участие в организации преступления. И тут же обрадовал следствие сообщением, которого давно ждали: главным заказчиком убийства был не кто иной, как давний друг и деловой партнёр Миши Хохла Владимир Барсуков, он же Кумарин.


— Я не знаю, что Глущенко могли обещать за эти показания, но могу догадываться, — прокомментировал «Новой» это обвинение адвокат Сергей Афанасьев, защищающий Барсукова. — Сроки давности по убийству Старовойтовой вышли, а это значит, что к высшей мере (пожизненное лишение свободы) суд приговорить его уже не смог бы. Максимум к 20 годам. Учитывая соглашение со следствием и особый порядок рассмотрения дела, могли присудить даже ниже низшего предела. По 277-й (ст. 277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного деятеля». — М. Л.) это 12 лет.


Дело рассматривалось в Октябрьском суде Петербурга 21 августа 2015 года. За день до этого один из сокамерников Глущенко в СИЗО слышал, как тот хвастался: дескать, через пару дней буду сидеть на вилле на Лазурном Берегу и пить французское вино.


Суд проходил в особом порядке, заседание длилось всего четыре часа. За организацию убийства Старовойтовой гособвинитель попросила приговорить Глущенко к 11 годам лишения свободы, а по совокупности приговоров (учитывая срок за вымогательство) — к 13 годам. Глущенко изменился в лице. Заседание пришлось прервать, чтобы вызвать осуждённому скорую.


Продолжились слушания 28 августа. И что-то, видимо, за эту неделю произошло. Обвинение резко изменило позицию — и Лазурный Берег отодвинулся от Глущенко ещё на четыре года: прокурор запросила уже 13 лет за Старовойтову и 17 лет по совокупности. Суд не уменьшил срок ни на месяц. Многих, кто следил за делом, такой приговор удивил: получалось, что снисхождения Глущенко себе не выторговал.


— Обвинению выпускать Глущенко на свободу сейчас никак нельзя, — считает Сергей Афанасьев. — Он должен подтвердить показания в суде над Барсуковым. Более того, убедить в своих словах присяжных.


В последнее время Глущенко изменился. По словам адвоката, он начал вдруг настаивать, что фамилия его то ли Гонсалес, то ли Мартинес, поэтому материалы дела надо полностью перевести на испанский.


— Видимо, его общение с присяжными обещает быть очень интересным, потому что непонятно, на каком языке он будет с ними общаться, — продолжает Афанасьев. — Но если сейчас его отпустить, то вряд ли потом вообще получится заманить выступать в суде.


20 мая 2020 года в Дзержинский районный суд Петербурга поступило очередное ходатайство Глущенко об условно-досрочном освобождении (УДО). Рассмотреть его должны были 25-го числа, но из-за пандемии заседание не состоялось. Перенесли на 10 июня, и Глущенко должен был присутствовать на нём посредством видеосвязи. И вдруг за день до заседания, 9-го числа, в суд поступило ходатайство от Глущенко: он просит прошение не рассматривать.


К этому времени в Петербург доставили Барсукова, чтобы он ознакомился с материалами «дела Старовойтовой» как предполагаемый заказчик убийства. В этот же период времени, по информации «Новой», в суд поступил «кипрский» эпизод. Едва Глущенко отозвал прошение об УДО, как эпизод, где он может выступить обвиняемым в тройном убийстве, по странному совпадению вернулся в прокуратуру. Человек, от показаний которого зависит «жирная точка» в деле об убийстве Старовойтовой, остается на крючке.


Персоналии (Досье FIB)

Политика

»

Питер накрыла волна политических слухов


»

Михаил Фридман не дал отказать себе в гражданстве Мальты


»

Никогда такого не было, и вот опять!


»

«Алюминиевая война» Олега Дерипаски


»

Лебедеву «из России» … «от Вексельберга»


»

Россия медленно аннексирует Белоруссию


»

Как Навальный смог объединить оппозицию


»

Большие правительственные перестановки Владимира Путина


»

Куда засунул свой шершавый язык ОНФ в Иркутской области?


»

Россия: транзит между прошлым и будущим


»

Анатолий Лисицын. Как "воровалась" власть?


»

Отставка Синдзо Абэ положила конец целой эпохи


»

Как Грузии удалось практически ликвидировать взятки


»

Путин увеличил зарплаты глав силовых ведомств и чиновников


»

Джилл Байден и ее муж – кандидат в президенты США


»

Страны Индо-Тихоокеанского региона должны объединиться


»

«Запасной аэродром» ждет Лукашенко возле МКАД


»

Ненасытный «бацька». История президента, вцепившегося в свое кресло


»

Белоруссия может стать очередным кошмаром Европы


»

Независимых кандидатов в губернаторы Поморья фильтруют



"FIB.NAME" Copyright © 2012-2021

Редакция - [email protected]

Яндекс.Метрика